Рубрика: Дикая природа

A_Dillard_The_Stunt_Pilot_1


6

 

ANNIE DILLARD

The Stunt Pilot

Creative expression can take many forms; it need not refer only to literature, painting, or music. We can find creativity in craft and design, in the movements of dancers and athletes, and even — as the following essay reveals — in the aerobatics of a stunt pilot. Observing the breathtaking dives and spins, the loops and arabesques” of a celebrated pilot, Annie Dillard is struck by their resemblance to artistic expression. She finds in the pilot’s use of space a new kind of beauty, one that seems to encompass all the arts — poetry, painting, music, sculpture: “The black plane dropped spinning, and flattened out spinning the other way; it began to carve the air into forms that built wildly and musically on each other and never ended.”

Annie Dillard is one of America’s preeminent essayists, someone for whom, as she puts it, the essay is not an occasional piece but her “real work. ” Her many award-winning books of essays and nonfiction include Pilgrim at Tinker Creek, which won the Pulitzer Prize for General Nonfiction in 1975, Holy the Firm (1977), Living by Fiction (1982), Teaching a Stone to Talk (1982), An American Childhood (1987), The Writing Life (1989), and For the Time Being (1999). Dillard has taught creative writing at Wesleyan University in Middletown, Connecticut, since 1979. In 1992, she published her first novel, The Living. “The Stunt Pilot” originally appeared in Esquire (1989) and was selected by Justin Kaplan for The Best American Essays 1990.

 

Dave Rahm lived in Bellingham, Washington, north of Seattle. Bellingham, a harbor town, lies between the alpine North Cascade Mountains and the San Juan Islands in Haro Strait above Puget Sound. The latitude is that of Newfoundland. Dave Rahm was a stunt pilot, the air’s own genius.

In 1975, with a newcomer’s willingness to try anything once, I attended the Bellingham Air Show. The Bellingham airport was a wide clearing in a forest of tall Douglas firs; its runways suited small planes. It was June. People wearing blue or tan zipped jackets stood loosely on the concrete walkways and runways outside the coffee shop. At that latitude in June, you stayed outside because you could, even most of the night, if you could think up something to do. The sky did not darken until ten o’clock or so, and it never got very dark. Your life parted and opened in the sunlight. You tossed your dark winter routines, thought up mad projects, and improvised everything from hour to hour. Being a stunt pilot seemed the most reasonable thing in the world; you could wave your arms in the air all day and night, and sleep next winter.

I saw from the ground a dozen stunt pilots; the air show scheduled them one after the other, for an hour of aerobatics. Each pilot took up his or her plane and performed a batch of tricks. They were precise and impressive. They flew upside down, and straightened out; they did barrel rolls, and straightened out; they drilled through dives and spins, and landed gently on a far runway.

For the end of the day, separated from all other performances of every sort, the air show director had scheduled a program titled “Dave Rahm.” The leaflet said that Rahm was a geologist who taught at Western Washington University. He had flown for King Hussein in Jordan. A tall man in the crowd told me Hussein had seen Rahm fly on a visit the king made to the United States; he had invited him to Jordan to perform at ceremonies. Hussein was a pilot, too. “Hussein thought he was the greatest thing in the world.”

Idly, paying scant attention, I saw a medium-sized, rugged man dressed in brown leather, all begoggled, climb in a black biplane’s open cockpit. The plane was a Bucker Jungman, built in the thirties. I saw a tall, dark-haired woman seize a propeller tip at the plane’s nose and yank it down till the engine caught. He was off; he climbed high over the airport in his biplane, very high until he was barely visible as a mote, and then seemed to fall down the air, diving headlong, and streaming beauty in spirals behind him.

The black plane dropped spinning, and flattened out spinning the other way; it began to carve the air into forms that built wildly and musically on each other and never ended. Reluctantly, I started paying attention. Rahm drew high above the world an inexhaustibly glorious line; it piled over our heads in loops and arabesques. It was like a Saul Steinberg1 fantasy; the plane was the pen. Like Steinberg’s contracting and billowing pen line, the line Rahm spun moved to form new, punning shapes from the edges of the old. Like a Klee2 line, it smattered the sky with landscapes and systems.

The air show announcer hushed.замовчав He had been squawking волати,пронизливо кричати all day, and now he quit. The crowd stilled. Even the children watched dumbstruck оціпеніли as the slow, black biplane buzzed its way around the air. Rahm made beauty with his whole body; it was pure pattern, and you could watch it happen. The plane moved every way a line can move, and it controlled three dimensions, so the line carved massive and subtle витончений slits in the air like sculptures. The plane looped the loop, seeming to arch its back like a gymnast; it stalled, dropped, and spun out of it climbing; it spiraled and knifed west on one side’s wings and back east on another; it turned cartwheels, which must be physically impossible; it played with its own line like a cat with yarn. How did the pilot know where in the air he was? If he got lost, the ground would swat him.

Rahm did everything his plane could do: tailspins, four-point rolls, flat spins, figure eights, snap rolls, and hammerheads. He did pirouettes on the plane’s tail. The other pilots could do these stunts too, skillfully, one at a time. But Rahm used the plane inexhaustibly, like a brush marking thin air.

His was pure energy and naked spirit. I have thought about it for years. Rahm’s line unrolled in time. Like music, it split the bulging rim обідок of the future along its seam. It pried out the present. We watchers waited for the split-second curve of beauty in the present to reveal itself. The human pilot, Dave Rahm, worked in the cockpit кабінка right at the plane’s nose; his very body tore into the future for us and reeled it down upon us like a curling peel.

Like any fine artist, he controlled the tension of the audience’s longing. You desired, unwittingly,ненавмисно a certain kind of roll or climb, or a return to a certain portion of the air, and he fulfilled your hope slantingly, like a poet, or evaded it until you thought you would burst, and then fulfilled it surprisingly, so you gasped and cried out.

The oddest, most exhilarating збадьорюючий and exhausting thing was this: he never quit. The music had no periods, no rests or endings; the poetry’s beautiful sentence never ended; the line had no finish; the sculptured forms piled overhead, one into another without surcease. зупинка Who could breathe, in a world where rhythm itself had no periods?

It had taken me several minutes to understand what an extraordinary thing I was seeing. Rahm kept all that embellished space in mind at once. For another twenty minutes I watched the beauty unroll and grow more fantastic and unlikely before my eyes. Now Rahm brought the plane down slidingly, and just in time, for I thought I would snap from the effort to compass досягати,розуміти and remember the line’s long intelligence; I could not add another curve. He brought the plane down on a far runway. After a pause, I saw him step out, an ordinary man, and make his way back to the terminal.

The show was over. It was late. Just as I turned from the runway, something caught my eye and made me laugh. It was a swallow, a blue-green swallow, having its own air show, apparently inspired by Rahm. The swallow climbed high over the runway, held its wings oddly, tipped them, and rolled down the air in loops. The inspired swallow. I always want to paint, too, after I see the Rembrandts. The blue-green swallow ластівка tumbled зробити акробатичний стрибок,падати precisely, and caught itself and flew up again as if excited, and looped down again, the way swallows do, but tensely, holding its body carefully still. It was a stunt swallow.

I went home and thought about Rahm’s performance that night, and the next day, and the next.

I had thought I knew my way around beauty a little bit. I knew I had devoted a good part of my life to it, memorizing poetry and focusing my attention on complexity of rhythm in particular, on force, movement, repetition, and surprise, in both poetry and prose. Now I had stood among dandelions between two asphalt runways in Bellingham, Washington, and begun learning about beauty. Even the Boston Museum of Fine Arts was never more inspiriting than this small northwestern airport on this time-killing Sunday afternoon in June. Nothing on earth is more gladdening than knowing we must roll up our sleeves and move back the boundaries of the humanly possible once more.

Later I flew with Dave Rahm; he took me up. A generous geographer, Dick Smith, at Western Washington University, arranged it, and came along. Rahm and Dick Smith were colleagues at the university. In geology, Rahm had published two books and many articles. Rahm was handsome in a dull sort of way, blunt-featured, wide-jawed, wind-burned, keen-eyed, and taciturn мовчазний. As anyone would expect. He was forty. He wanted to show me the Cascade Mountains; these enormous peaks, only fifty miles from the coast, rise over nine thousand feet; they are heavily glaciated. Whatcom County has more glaciers than the lower forty-eight states combined; the Cascades make the Rocky Mountains look like hills. Mount Baker is volcanic, like most Cascade peaks. That year, Mount Baker was acting up. Even from my house at the shore I could see, early in the morning on clear days, volcanic vapor rise near its peak. Often the vapor водяна пара made a cloud that swelled all morning and hid the snows. Every day the newspapers reported on Baker’s activity: Would it blow? (A few years later, Mount St. Helens did blow.)

Rahm was not flying his trick biplane that day, but a faster enclosed plane, a single-engine Cessna. We flew from a bumpy grass airstrip near my house, out over the coast and inland. There was coastal plain down there, but we could not see it for clouds. We were over the clouds at five hundred feet and inside them too, heading for an abrupt line of peaks we could not see. I gave up on everything, the way you do in airplanes; it was out of my hands. Every once in a while Rahm saw a peephole in the clouds and buzzed over for a look. “That’s Larsen’s pea farm,” he said, or “That’s Nooksack Road,” and he changed our course with a heave.

When we got to the mountains, he slid us along Mount Baker’s flanks sideways.

Our plane swiped at the mountain with a roar. I glimpsed a windshield view of dirty snow traveling fast. Our shaking, swooping belly seemed to graze the snow. The wings shuddered; we peeled away and the mountain fell back and the engines whined.вити We felt flung, because we were in fact flung; parts of our faces and internal organs trailed pressingly behind on the curves. We came back for another pass at the mountain, and another. We dove at the snow headlong like suicides; we jerked up, down, or away at the last second, so late we left our hearts, stomachs, and lungs behind. If I forced myself to hold my heavy head up against the G’s,3 and to raise my eyelids, heavy as barbells, and to notice what I saw, I could see the wrinkled green crevasses розколина cracking the glaciers’ snow.

Pitching snow filled all the windows, and shapes of dark rock. I had no notion which way was up. Everything was black or gray or white except the fatal crevasses; everything made noise and shook. I felt my face smashed sideways and saw rushing abstractions of snow in the windshield. Patches of cloud obscured the snow fleetingly.швидко We straightened out, turned, and dashed at the mountainside for another pass, which we made, apparently, on our ear, an inch or two away from the slope. Icefalls and cornices jumbled and fell away. If a commercial plane’s black box, such as the FAA painstakingly recovers from crash sites, could store videotapes as well as pilots’ last words, some videotapes would look like this: a mountainside coming up at the windows from all directions, ice and snow and rock filling the screen up close and screaming by.

Rahm was just being polite. His geographer colleague wanted to see the fissure ущелина on Mount Baker from which steam escaped. Everybody in Bellingham wanted to see that sooty fissure, as did every geologist in the country; no one on earth could fly so close to it as Rahm. He knew the mountain by familiar love and feel, like a face; he knew what the plane could do and what he dared to do.

When Mount Baker inexplicably нез’ясовно let us go, he jammed us into cloud again and soon tilted. “The Sisters!” someone shouted, and I saw the windshield fill with red rock. This mountain looked infernal, a drear помурий and sheer справжній plane of lifeless rock. It was red and sharp; its gritty blades cut through the clouds at random. The mountain was quiet. It was in shade. Careening, we made sideways passes at these brittle peaks too steep for snow. Their rock was full of iron, somebody shouted at me then or later; the iron had rusted, so they were red. Later, when I was back on the ground, I recalled that, from a distance, the two jagged peaks called the Twin Sisters looked translucent against the sky; they were sharp, tapered, and fragile as arrowheads.

I talked to Rahm. He was flying us out to the islands now. The islands were fifty or sixty miles away. Like many other people, I had picked Bellingham, Washington, by looking at an atlas. It was clear from the atlas that you could row in the salt water and see snow-covered mountains; you could scale a glaciated mountainside with an ice ax in August, skirting green crevasses two hundred feet deep, and look out on the islands in the sea. Now, in the air, the clouds had risen over us; dark forms lay on the glinting water. There was almost no color to the day, just blackened green and some yellow. I knew the islands were forested in dark Douglas firs the size of skyscrapers. Bald eagles scavenged харч. падаллю on the beaches; robins the size of herring gulls sang in the clearings. We made our way out to the islands through the layer of air between the curving planet and its held, thick clouds.

“When I started trying to figure out what I was going to do with my life, I decided to become an expert on mountains. It wasn’t much to be, it wasn’t everything, but it was something. I was going to know everything about mountains from every point of view. So I started out in geography.” Geography proved too pedestrian for Rahm, too concerned with “how many bushels of wheat an acre.” So he ended up in geology. Smith had told me that geology departments throughout the country used Rahm’s photographic slides — close-ups of geologic features from the air.

“I used to climb mountains. But you know, you can get a better feel for a mountain’s power flying around it, flying all around it, than you can from climbing it tied to its side like a flea.”

He talked about his flying performances. He thought of the air as a line, he said. “This end of the line, that end of the line — like a rope.” He improvised. “I get a rhythm going and stick with it.” While he was performing in a show, he paid attention, he said, to the lighting. He didn’t play against the sun. That was all he said about what he did.

In aerobatic maneuvers, pilots pull about seven positive G’s on some stunts and six negative G’s on others. Some gyrations push; others pull. Pilots alternate чергуватись the pressures carefully, so they do not gray out or black out.

Later I learned that some stunt pilots tune up by wearing gravity boots. These are boots made to hook over a doorway; wearing them, you hang in the doorway upside down. It must startle лякати a pilot’s children to run into their father or mother in the course of their home wanderings — the parents hanging wide-eyed, upside down in the doorway like a bat.

We were landing; here was the airstrip on Stuart Island — that island to which Ferrar Burn was dragged by the tide. We put down, climbed out of the plane, and walked. We wandered a dirt track through fields to a lee shore where yellow sandstone ledges slid into the sea. The salt chuck, people there called salt water. The sun came out. I caught a snake in the salt chuck; the snake, eighteen inches long, was swimming in the green shallows.

I had a survivor’s elation. піднесення Rahm had found Mount Baker in the clouds before Mount Baker found the plane. He had wiped it with the fast plane like a cloth and we had lived. When we took off from Stuart Island and gained altitude, I asked if we could turn over — could we do a barrel roll? The plane was making a lot of noise, and Dick Smith did not hear any of this, I learned later. “Why not?” Rahm said, and added surprisingly, “It won’t hurt the plane.” Without ado проблем he leaned on the wheel and the wing went down and we went somersaulting over it. We upended with a roar. We stuck to the plane’s sides like flung paint. All the blood in my body bulged on my face; it piled between my skull and skin. Vaguely I could see the chrome sea twirling over Rahm’s head like a baton, and the dark islands sliding down the skies like rain.

The G’s slammed me into my seat like thugs and pinned me while my heart pounded and the plane turned over slowly and compacted each organ in turn. My eyeballs were newly spherical and full of heartbeats. I seemed to hear a crescendo; the wing rolled shuddering down the last 90 degrees and settled on the flat. There were the islands, admirably below us, and the clouds, admirably above. When I could breathe, I asked if we could do it again, and we did. He rolled the other way. The brilliant line of the sea slid up the side window bearing its heavy islands. Through the shriek of my blood and the plane’s shakes I glimpsed the line of the sea over the windshield, thin as a spear. How in performance did Rahm keep track while his brain blurred and blood roared in his ears without ceasing? Every performance was a tour de force and a show of will, a Machtspruch.4 I had seen the other stunt pilots straighten out after a trick or two; their blood could drop back and the planet simmer down. An Olympic gymnast, at peak form, strings out a line of spins ten stunts long across a mat, and is hard put to keep his footing at the end. Rahm endured виносити, терпіти much greater pressure on his faster spins using the plane’s power, and he could spin in three dimensions and keep twirling till he ran out of sky room or luck.

When we straightened out, and had flown straightforwardly for ten minutes toward home, Dick Smith, clearing his throat, brought himself to speak. “What was that we did out there?”

“The barrel rolls?” Rahm said. “They were barrel rolls.” He said nothing else. I looked at the back of his head; I could see the serious line of his cheek and jaw. He was in shirtsleeves, tanned, strong-wristed. I could not imagine loving him under any circumstance; he was alien to me, unfazed. He looked like GI Joe. He flew with that matter-of-fact, bored gesture pilots use. They click overhead switches and turn dials as if only their magnificent strength makes such dullness endurable. The half circle of wheel in their big hands looks like a toy they plan to crush in a minute; the wiggly stick the wheel mounts seems barely attached.

A crop-duster pilot in Wyoming told me the life expectancy of a crop-duster pilot is five years. They fly too low. They hit buildings and power lines. They have no space to fly out of trouble, and no space to recover from a stall. We were in Cody, Wyoming, out on the north fork of the Shoshone River. The crop duster had wakened me that morning flying over the ranch house and clearing my bedroom roof by half an inch. I saw the bolts on the wheel assembly a few feet from my face. He was spraying with pesticide the plain old grass. Over breakfast I asked him how long he had been dusting crops. “Four years,” he said, and the figure stalled in the air between us for a moment. “You know you’re going to die at it someday,” he added. “We all know it. We accept that; it’s part of it.”

I think now that, since the crop cluster was in his twenties, he accepted only that he had to say such stuff; privately he counted on skewing the curve.

I suppose Rahm knew the fact too. I do not know how he felt about it. “It’s worth it,” said the early French aviator Mermoz. He was Antoine de Saint-Exupéry's friend. “It’s worth the final smashup.”

Rahm smashed up in front of King Hussein, in Jordan, during a performance. The plane spun down and never came out of it; it nosedived into the ground and exploded. He bought the farm. I was living then with my husband out on that remote island in the San Juans, cut off from everything. Battery radios picked up the Canadian Broadcasting Company out of Toronto, half a continent away; island people would, in theory, learn if the United States blew up, but not much else. There were no newspapers. One friend got the Sunday New York Times by mail boat on the following Friday. He saved it until Sunday and had a party, every week; we all read the Sunday Times and no one mentioned that it was last week’s.

One day, Paul Glenn’s brother flew out from Bellingham to visit; he had a seaplane. He landed in the water in front of the cabin and tied up to our mooring. He came in for coffee, and he gave out news of this and that, and — Say, did we know that stunt pilot Dave Rahm had cracked up? In Jordan, during a performance: he never came out of a dive. He just dove right down into the ground, and his wife was there watching. “I saw it on CBS News last night.” And then — with a sudden sharp look at my filling eyes — “What, did you know him?” But no, I did not know him. He took me up once. Several years ago. I admired his flying. I had thought that danger was the safest thing in the world, if you went about it right.

Later, I found a newspaper. Rahm was living in Jordan that year; King Hussein invited him to train the aerobatics team, the Royal Jordanian Falcons. He was also visiting professor of geology at the University of Jordan. In Amman that day he had been flying a Pitt Special, a plane he knew well. Katy Rahm, his wife of six months, was sitting beside Hussein in the viewing stands, with her daughter. Rahm died performing a Lomcevak combined with a tail slide and hammerhead. In a Lomcevak, the pilot brings the plane up on a slant and pirouettes. I had seen Rahm do this: the falling plane twirled slowly like a leaf. Like a ballerina, the plane seemed to hold its head back stiff in concentration at the music’s slow, painful beauty. It was one of Rahm’s favorite routines. Next the pilot flies straight up, stalls the plane, and slides down the air on his tail. He brings the nose down — the hammerhead — kicks the engine, and finishes with a low loop.

It is a dangerous maneuver at any altitude, and Rahm was doing it low. He hit the ground on the loop; the tail slide had left him no height. When Rahm went down, King Hussein dashed to the burning plane to pull him out, but he was already dead.

A few months after the air show, and a month after I had flown with Rahm, I was working at my desk near Bellingham, where I lived, when I heard a sound so odd it finally penetrated my concentration. It was the buzz of an airplane, but it rose and fell musically, and it never quit; the plane never flew out of earshot. I walked out on the porch and looked up: it was Rahm in the black and gold biplane, looping all over the air. I had been wondering about his performance flight: could it really have been so beautiful? It was, for here it was again. The little plane twisted all over the air like a vine. It trailed a line like a very long mathematical proof you could follow only so far, and then it lost you in its complexity. I saw Rahm flying high over the Douglas firs, and out over the water, and back over farms. The air was a fluid, and Rahm was an eel.

It was as if Mozart could move his body through his notes, and you could walk out on the porch, look up, and see him in periwig and breeches, flying around in the sky. You could hear the music as he dove through it; it streamed after him like a contrail.

I lost myself; standing on the firm porch, I lost my direction and reeled. похитнутися My neck and spine rose and turned, so I followed the plane’s line kinesthetically. In his open-cockpit black plane, Rahm demonstrated curved space. He slid down ramps of air, he vaulted and wheeled. He piled loops in heaps and praised height. He unrolled the scroll of air, extended it, and bent it into Mobius strips; he furled line in a thousand new ways, as if he were inventing a script and writing it in one infinitely recurving utterance until I thought the bounds of beauty must break.

From inside, the looping plane had sounded tinny, like a kazoo. Outside, the buzz rose and fell to the Doppler effect as the plane looped near or away. Rahm cleaved the sky like a prow and tossed out time left and right in his wake. He performed for forty minutes; then he headed the plane, as small as a wasp, back to the airport inland. Later I learned Rahm often practiced acrobatic flights over this shore. His idea was that if he lost control and was going to go down, he could ditch in the salt chuck, where no one else would get hurt.

If I had not turned two barrel rolls in an airplane, I might have fancied Rahm felt good up there, and playful. Maybe Jackson Pollock felt a sort of playfulness, in addition to the artist’s usual deliberate and intelligent care. In my limited experience, painting, unlike writing, pleases the senses while you do it, and more while you do it than after it is done. Drawing lines with an airplane, unfortunately, tortures the senses. Jet bomber pilots black out. відрубатись I knew Rahm felt as if his brain were bursting his eardrums, felt that if he let his jaws close as tight as centrifugal force pressed them, he would bite through his lungs.

“All virtue is a form of acting,” Yeats said. Rahm deliberately turned himself into a figure. Sitting invisible at the controls of a distant airplane, he became the agent and the instrument of art and invention. He did not tell me how he felt when we spoke of his performance flying; he told me instead that he paid attention to how his plane and its line looked to the audience against the lighted sky. If he had noticed how he felt, he could not have done the work. Robed in his airplane, he was as featureless as a priest. He was lost in his figural aspect like an actor or a king. Of his flying, he had said only, “I get a rhythm and stick with it.” In its reticence, this statement reminded me of Veronese’s5 “Given a large canvas, I enhanced it as I saw fit.” But Veronese was ironic, and Rahm was not; he was as literal as an astronaut; the machine gave him tongue.

When Rahm flew, he sat down in the middle of art and strapped himself in. He spun it all around him. He could not see it himself. If he never saw it on film, he never saw it at all — as if Beethoven could not hear his final symphonies not because he was deaf but because he was inside the paper on which he wrote. Rahm must have felt it happen, that fusion of vision and metal, motion and idea. I think of this man as a figure, a college professor with a Ph.D. upside down in the loud band of beauty. What are we here for? Propter chorum, the monks say: for the sake of the choir.

Purity does not lie in separation from but in deeper penetration into the universe,” Teilhard de Chardin6 wrote. It is hard to imagine a deeper penetration into the universe than Rahm’s last dive in his plane, or than his inexpressible wordless selfless line’s inscribing the air and dissolving. Any other art may be permanent. I cannot recall one Rahm sequence. He improvised. If Christo+ wraps a building or dyes a harbor, we join his poignant and fierce awareness that the work will be gone in days. Rahm’s plane shed a ribbon in space, a ribbon whose end unraveled розпутувати in memory while its beginning unfurled розкривати as surprise. He may have acknowledged that what he did could be called art, but it would have been, I think, only in the common misusage, which holds art to be the last extreme of skill. Rahm rode the point of the line to the possible; he discovered it and wound it down to show. He made his dazzling probe on the run. “The world is filled, and filled with the Absolute,” Teilhard de Chardin wrote. “To see this is to be made free.”

 

 

Reflections and responses:

1. How does Dillard establish a connection between stunt piloting and artistic performance? Identify the various moments in her essay when she makes such a connection. What do these moments have in common? What images do they share?

2. Note that Dillard doesn’t wait until the very end of her essay to introduce Rahm’s death. Why do you think she avoids this kind of climax? What advantage does this give her?

3. “The Stunt Pilot” also appears as an untitled chapter in Dillard’s book The Writing Life. Why is this an appropriate context for the essay? What does the essay tell us about expression and composition?

 

 

1 Saul Steinberg: Contemporary artist (b. 1914) who also created numerous covers for The New Yorker magazine. — Ed.

2 Klee: Paul Klee (1879—1940), a Swiss artist known for his highly distinctive abstract paintings. — Ed.

3G’s: A measure of gravitational force. — Ed.

4Machtspruch: German, meaning “power speech.” — Ed.

5Veronese: Paolo Veronese (1528-1588), famous Venetian painter. — Ed.

6Teilhard de Chardin: Pierre Teilhard de Chardin (1881-1953), a noted paleontol­ogist and Catholic priest whose most famous book, The Phenomenon of Man, at­tempts to bridge the gap between science and religion. — Ed.

Christo: A contemporary Bulgarian artist known for staging spectacular environ­mental effects. — Ed.

Какая игра самая требовательная 2011

Какая игра самая требовательная 2011

  1. Да они все не требовательные. . в 2011 не вышло такой игры. .
    я бы назвал требовательной гта 4 последнюю если включить все видео настройки даже скрытые. . то вообще ни один комп е не потянет. .
    можно еще включить гонки dirt 3
    там на директе 11 ставите все настройки на Очень высокие. .
    так то они стоят на высокие но вы подвиньте некоторые можно выставить на очень высокие.

    у меня вообще слайдшоу получается) и это на мощьной то видеокарте..

  2. Crysis 2
  3. Думаю Battlefield 3 когда выйдет)
  4. По моему Just Cause 2. В ней на самых высоких настройках, видеокарты высокого класса показывали среднее FPS 40.
  5. она еще не вышла это наверняка смотрите что нибудь САМОЕ ОЖИДАЕМОЕ
  6. гта 4
  7. сапер! -не веришь? -спроси у любого, аж мозг виснет)))
  8. Crysis 2
  9. Ведьмак 2 без сомнений, крайзис 2 не требовательный.

    Гений, у меня 4 гта не лагает, на максимальных настройках, не надо сочинять.
    Гений, на 3 дрте стабильно фпс на 60 держится, выше с верт. синхр не поднимется. Она совсем не требовательная, там все хорошо оптимизировано.

  10. самая ожидаемая-это безусловно The Elder Scrolls 5: Skyrim.По требованиям она будет очень требовательной, так как построена на самом мощном (которые сейчас есть) игровом движке. Графика отменная. Жду с нетерпением...

Какой стих Гумилёва посоветуете? Строчек 16-20.

Какой стих Гумилёва посоветуете? Строчек 16-20.

  1. Пьяный дервиш

    ...Соловьи на кипарисах и над озером луна,
    Камень черный, камень белый, много выпил я вина,
    Мне вчера бутылка пела громче сердца моего:
    "Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его! "

    Виночерпия взлюбил я не сегодня, не вчера,
    Не вчера и не сегодня пьяный с самого утра,
    Я хожу и похваляюсь, что узнал я торжество:
    "Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его! "

    Я бродяга и трущобник, непутевый человек,
    Все, чему я научился, все забыл теперь навек,
    Ради розовой усмешки и напева одного:
    "Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его! "

    Вот иду я по могилам, где лежат мои друзья,
    О любви спросить у мертвых неужели мне нельзя?
    И кричит из ямы череп тайну гроба своего:
    "Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его! "

    Под луною всколыхнулись в дымном озере струи,
    На высоких кипарисах замолчали соловьи,
    Лишь один запел так громко, тот, не певший ничего:
    "Мир лишь луч от лика друга, все иное - тень его! "

  2. ОНА

    Я знаю женщину: молчанье,
    Усталость горькая от слов,
    Живет в таинственном мерцанье
    Ее расширенных зрачков.

    Ее душа открыта жадно
    Лишь медной музыке стиха,
    Пред жизнью, дольней и отрадной
    Высокомерна и глуха.

    Неслышный и неторопливый,
    Так странно плавен шаг ее,
    Назвать нельзя ее красивой,
    Но в ней все счастие мое.

    Когда я жажду своеволий
    И смел и горд - я к ней иду
    Учиться мудрой сладкой боли
    В ее истоме и бреду.

    Она светла в часы томлений
    И держит молнии в руке,
    И четки сны ее, как тени
    На райском огненном песке.

  3. Стихотворение "Слоннок" или"Ольга".
  4. Волшебная скрипка
  5. Акростих
    Ангел лег у края небосклона,
    Наклоняясь, удивлялся безднам.
    Новый мир был темным и беззвездным.
    Ад молчал. Не слышалось ни стона.

    Алой крови робкое биенье,
    Хрупких рук испуг и содроганье,
    Миру снов досталось в обладанье
    Ангела святое отраженье.

    Тесно в мире! Пусть живет, мечтая
    О любви, о грусти и о тени,
    В сумраке предвечном открывая
    Азбуку своих же откровений.

  6. ЖИРАФ
    Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
    И руки особенно тонки, колени обняв.
    Послушай: далко, далко, на озере Чад
    Изысканный бродит жираф.

    Ему грациозная стройность и нега дана,
    И шкуру его украшает волшебный узор,
    С которым равняться осмелится только луна,
    Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

    Вдали он подобен цветным парусам корабля,
    И бег его плавен, как радостный птичий полет.
    Я знаю, что много чудесного видит земля,
    Когда на закате он прячется в мраморный грот.

    Я знаю веселые сказки таинственных стран
    Про чрную деву, про страсть молодого вождя,
    Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,
    Ты верить не хочешь во что-нибудь кроме дождя.

    И как я тебе расскажу про тропический сад,
    Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.
    Ты плачешь? Послушай.. . далко, на озере Чад
    Изысканный бродит жираф.

  7. А я люблю вот это-

    Солнце скрылось на западе
    За полями обетованными,
    И стали тихие заводи
    Синими и благоуханными.

    Сонно дрогнул камыш,
    Пролетела летучая мышь,
    Рыба плеснулась в омуте
    И направились к дому те,
    У кого есть дом
    С голубыми ставнями,
    С креслами давними
    И круглым чайным столом.

    Я один остался на воздухе
    Смотреть на сонную заводь,
    Где днем так отрадно плавать,
    А вечером плакать,
    Потому что я люблю Тебя, Господи.

  8. Прекрасно в нас влюбленное вино
    И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
    И женщина, которою дано,
    Сперва измучившись, нам насладиться.

    Но что нам делать с розовой зарей
    Над холодеющими небесами,
    Где тишина и неземной покой,
    Что делать нам с бессмертными стихами?

    Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
    Мгновение бежит неудержимо,
    И мы ломаем руки, но опять
    Осуждены идти вс мимо, мимо.

    Как мальчик, игры позабыв свои,
    Следит порой за девичьим купаньем
    И, ничего не зная о любви,
    Все ж мучится таинственным желаньем;

    Как некогда в разросшихся хвощах
    Ревела от сознания бессилья
    Тварь скользкая, почуя на плечах
    Еще не появившиеся крылья;

    Так век за веком - скоро ли, Господь? -
    Под скальпелем природы и искусства
    Кричит наш дух, изнемогает плоть,
    Рождая орган для шестого чувства.

Что такое Монпарнас?

Что такое Монпарнас?

  1. У слова Монпарнас существует два объяснения.

    Одно из них красивое и романтичное, а другое дешевое и нищее.

    Монпарнас, переводимый французами как гора Парнас, означает одно из мифологических мест в Греции.
    Согласно древним сказаниям и легендам, на горе Парнас находился родник с водой, которая приносила вдохновение тому, кто ее пил.
    Такое вот красивое объяснение слова Монпарнас.

    Воспользовавшись красотой выражения, студенты в Париже назвали Монпарнасом один из беднейших и криминогенных районов города, где жили впроголодь большинство французских художников и поэтов.
    Название на удивление быстро прижилось.
    Даже, когда в восемнадцатом веке снесли на Монпарнасе жалкие одно и двухэтажные хибарки и основали на его месте бульвар, то он все равно получил название Монпарнас.

    Монпарнас был и остается местом постоянного веселья, здесь располагаются множество различных французских кабаре и ресторанчиков. Кстати, танец-полку впервые придумали именно в этом районе, впрочем, задорный канкан первыми в Париже танцевали изначально на Монпарнасе.

  2. Монпарна#769;с (фр. Montparnasse гора Парнас) район на юге Парижа, на левом берегу Сены. Как и остальные кварталы на окраине Парижа, он был включн в состав города лишь 1 января 1860 года и дал название 43-му кварталу, который является частью XIV парижского округа. Район, который в наше время принято называть Монпарнасом, выходит далеко за границы административного квартала. Название ему дали насмешники-студенты XVII века.

    Для строительства бульвара Монпарнас (Boulevard du Montparnasse) в 1760 году потребовалось выравнивание холма. В годы Французской революции тут открылось множество танцевальных залов и кабаре.

    Кафе и бары были излюбленными местами встреч, где рождались и развивались новые идеи. Центр жизни Монпарнаса в то время находился вокруг перекрстка Вавен (carrefour Vavin), который в 2000 году переименовали в площадь Пикассо. В великих кафе, составивших славу Монпарнаса, Le D#244;me, La Closerie des Lilas, La Rotonde, Le Select и La Coupole можно было за небольшую сумму зарезервировать стол на всю ночь. Эти кафе существуют и по сей день, но предназначены уже для более обеспеченных людей.

    http://ru.wikipedia.org/wiki/Монпарнас

  3. Район в Париже

    Монпарнас

    Вид на знаменитое Марсово поле и башню Монпарнас

    Фото

    Если Монмартр раньше принимал богему в патриархальном, почти сельском антураже, то на Монпарнасе явственно чувствуется некий техногенный душок. Особенно сейчас, когда район застроили высотками и превратили Монпарнас в шумный транспортный перекресток. Помимо бульварного кольца и разбегающихся туда-сюда улиц, авеню и бульваров, тут целых три станции метро: "Montpar-nasse-Bienvenue", "Edgar-Quinet", "Gaite". И главный туристический сайт Монпарнаса с 2002 года зовется "движущийся тротуар", или "тревелатор". Кто-то говорит, что это революция в городском транспорте, кто-то морщится и считает это баловством. Но тем не менее, такого в мире вроде нигде больше нет, и посему получить экспириенс нелишне хотя бы один раз, и хотя бы из любопытства. Длина тревелатора 180 метров, и он позволяет быстро, со скоростью 10 км/ч, добраться пассажирам с одной станции метро на другую. В день тротуар перевозит более 100 тысяч человек. На первых метрах дистанции тротуар разгоняется, на последних метрах - сбавляет скорость.

    А на земле главный символ района, да что греха таить, и всего левобережного Парижа - башня Мен-Монпарнас (1973, высота 210 метров) . Эта элегантная, сверкающая на солнце небоскребина, однако, входит в число тех сооружений, которые с трудом принимают парижане. В свое время хаяли Эйфелеву башню, но за сто лет к ней привыкли и стали плеваться на Монпарнасскую. Сейчас вроде и по ее поводу успокоились, переключились на луврскую пирамиду. Внутри башни, как вы, должно быть, догадываетесь, расположились офисы многочисленных фирм. Но и для туристов найдется местечко - быстрейший лифт в Европе менее чем за минуту доставит вас на смотровую площадку наверху. Там же аналог московского "Седьмого неба" - ресторан "Le Ciel de Paris" (то есть "Парижское небо").

    Париж

    Печальной, но знаменитой достопримечательностью является кладбище Монпарнас, расположенное едва ли не у подножия башни, давшее последний приют таким знаменитостям, как Ш. Бодлер, А. Бурдель, К. Сен-Санс, О. Цадкин, Х. Кортасар, Жан-Поль Сартр, Симона де Бовуар, Э. Ионеско, Х. Сутин, Т. Тцара, М. Рэй, Ж. Деми, Ги де Мопассан и Сент-Бев. Многие из них жили по соседству и не расстались с любимым районом и после смерти. Из русских на кладбище покоятся шахматист А. Алехин и борец за самостийную Украину С. Петлюра, которого здесь пишут через "у" - Petloura (хотя Петлюра перестал быть нашим соотечественником) .

  4. Что такое Монпарнас?
    Яндекс. ДиректЛучшие рецепты печенья
    Кулинарные рецепты на Cosmo.Ru.Учись готовить быстро и вкусно!
    www.cosmo.ru У слова Монпарнас существует два объяснения. Одно из них красивое и романтичное, а другое дешевое и нищее. Хотите узнать, что означает Монпарнас и в том и в другом случае? Читайте в статье.

    Монпарнас, переводимый французами как гора Парнас, означает одно из мифологических мест в Греции. Согласно древним сказаниям и легендам, на горе Парнас находился родник с водой, которая приносила вдохновение тому, кто ее пил. Такое вот красивое объяснение слова Монпарнас.

    Воспользовавшись красотой выражения, студенты в Париже назвали Монпарнасом один из беднейших и криминогенных районов города, где жили впроголодь большинство французских художников и поэтов. Название на удивление быстро прижилось. Даже, когда в восемнадцатом веке снесли на Монпарнасе жалкие одно и двухэтажные хибарки и основали на его месте бульвар, то он все равно получил название Монпарнас.

    Монпарнас был и остается местом постоянного веселья, здесь располагаются множество различных французских кабаре и ресторанчиков. Кстати, танец-полку впервые придумали именно в этом районе, впрочем, задорный канкан первыми в Париже танцевали изначально на Монпарнасе.

  5. гора

история публикации *Миргород* Гоголя

история публикации *Миргород* Гоголя

  1. В настоящем томе печатается Миргород в том составе и в той последовательности повестей, в каком этот сборник был напечатан при жизни Гоголя в отдельном издании 1835 г. (в двух частях) и во втором томе собрания сочинений 1842 г. Повести, переработанные Гоголем для издания 1842 г. (Тарас Бульба и Вий), мы печатаем в позднейших редакциях, подготовленных Гоголем для этого издания. Согласно общим принципам издания (см. вступительную статью к тому I), в основной текст не вводятся ни поправки, сделанные Н. Я. Прокоповичем по поручению Гоголя в издании 1842 г. , ни позднейшие (18511852 гг. ) поправки самого Гоголя, нанесенные в корректуре на текст издания 1842 г. , поскольку отделение гоголевской правки от не-гоголевской не может быть произведено в этом тексте с полной уверенностью и последовательностью.

    Из второго тома этого последнего издания (вышедшего в 1855 г. ) тома, заключавшего Миргород, при жизни Гоголя было отпечатано 9 листов, т. е. Старосветские помещики полностью и Тарас Бульба кончая словами Подобно ему в один миг в конце главы IX (см. стр. 143 настоящего издания) . Варианты издания 1855 г. , которые есть основание возводить к гоголевской правке, даются по схеме, принятой для авторских вариантов (Вместо и т. д. )

    Таким образом, текст Миргорода в настоящем издании отличается от всех предыдущих тем, что дает последний по времени, чисто гоголевский, без примеси посторонних поправок, текст. Для Старосветских помещиков и Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем таким текстом является текст Миргорода 1835 г. ; для

    Миргород издан был Гоголем в 1835 г. (цензурное разрешение 29 декабря 1834 г. ) с подзаголовком: Повести, служащие продолжением Вечеров на хуторе близ Диканьки . Этим подзаголовком отчасти определяется место книги во внешней и внутренней истории гоголевского творчества. Как и Вечера, Миргород был составлен из двух частей, отдельно сброшюрованных, но вышедших вместе как части одной книги. В первую часть вошли Старосветские помещики и Тарас Бульба; во вторую Вий и Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем. Из этих четырех повестей только последняя была до этого напечатана в сборнике Новоселье, ч. II, 1834 г. ; остальные три были для читателя новостью. Миргород вышел в свет вскоре после 20 февраля и не позже 10 марта 1835 г. Даты эти устанавливаются на основании писем Гоголя: 31 января 1835 г. Гоголь пишет Погодину: ...я стараюсь, чтобы через три недели вышло мое продолжение Вечеров ; 9 февраля пишет ему же, что Вечера на днях выходят; и 20 февраля, т. е. по истечении трехнедельного срока: моя книга уже отпечатана и завтра должна поступить в продажу. Поступила ли книга в продажу именно 21 февраля неизвестно, но 10 марта 1835 г. Гоголь уже пишет С. П. Шевыреву: Посылаю вам мой Миргород. Таким образом печатание Миргорода заняло около двух месяцев (считая со дня цензурного разрешения) , почти столько же, сколько печатание Арабесок (вышли в свет не позже 22 января 1835 г.) . Как видно, недоразумение с изъятым предисловием было ликвидировано более или менее безболезненно.

    В сознании большей части критики 30-х годов Миргород, в соответствии с прямым смыслом заглавия, был продолжением Вечеров на хуторе и оценивался соотносительно с этими повестями. Как и в оценке Вечеров, направление критических отзывов о Миргороде зависело преимущественно от того, как воспринимались представителями различных общественных групп заключенные в повестях Гоголя элементы демократизации литературы а именно: подрыв ее норм вводом низового героя, отказ от прописной дидактики, ирония, прямая или скрытая сатира, наконец реалистический метод творчества вс то, что переключало литературу из плана активно-панегирического или невинно-развлекательного в план критического отношения к современной действительности.

Что это за насекомое у меня в ванной? см. фото Прыгает на 30 см, длина без усов- 4 см, усы около 7 см.

Что это за насекомое у меня в ванной? см. фото Прыгает на 30 см, длина без усов- 4 см, усы около 7 см.

  1. это сверчок - мутант
  2. я б срочно эвакуировался оттуда)))))
  3. очень похож на сверчка в этом году их много вот сейчас сижу пишу а он где то в углу сверчит раздражает.. . а убивать нельзя неприятности начинаются проверено на себе вот сижу мучаюсь но терплю!
  4. Что-то из Припяти приползло, т. е. прискакало. 🙂
  5. ужас. На таракана все-таки смахивает.
  6. Это оранжерейный пещерный кузнечик
  7. на сверчка переростка похоже
  8. О боже... Мороз по коже...))) ) Сверчок это, не мутант, обычный, только банановый...)) )

    Ищите ещ четырх тараканов, как в песне...)) )

    У дедушки за печкою
    Компания сидит
    И, распевая песенки,
    Усами шевелит.
    Поужинали дружно
    И ложатся на бочок
    Четыре неразлучных
    Таракана и сверчок.

  9. В доме наверно текут трубы горячей воды в подвале.. в сухих подвалах они не заводятся.. пробрался к вам наверно через вентиляционные отверстия. .

    Синантропный пещерный кузнечик скоре всего кузнечик оранжерейный Diestrammena (Tachycines) asynamora (Adelung, 1902) этот небольшой тропический кузнечик, родиной которого является Центральный Китай, откуда он с растениями был завезен во все города Европы и Северной Америки, где основным местом его обитания стали теплицы и оранжереи и подвалы.
    Оранжерейный кузнечик является преимущественно ночным насекомым, проявляющим высокую активность лишь с наступлением темноты.

    Типичный выходец из тропических стран. Это мелкий кузнечик (1318 мм) , буровато-серый в темных пятнах и в шелковистом налете из густых мельчайших волосков, с очень длинными тонкими усиками и длинными ногами. Родина этого интересного насекомого Центральный Китай. Отсюда он с растениями завезен в города Европы и Северной Америки, где встречается теперь в теплицах. Ведет преимущественно ночной образ жизни, днм прячется в укрытиях. Может делать большие прыжки до 40 см в высоту и 1,5 м в длину. Питается смешанной пищей как частями растений, так и находящимися на них мелкими насекомыми. Вредит декоративным растениям: цикламенам, папоротникам и др. Самка в течение жизни откладывает в землю от 150 до 900 яиц, из которых через 34 месяца вылупляются личинки. Питается смешанной пищей как частями растений, так и находящимися на них мелкими насекомыми. Вредит декоративным растениям: цикламенам, папоротникам и др. Самка в течение жизни откладывает в землю от 150 до 900 яиц, из которых через 34 месяца вылупляются личинки. Развитие последних протекает в течение 7 месяцев и притом с необычно большим для кузнечиков числом линек до 11.

    Семейство РАФИДИОФОРИДЫ (Rhaphidophoridae)

    К этому семейству относятся совершенно бескрылые кузнечики с тонкими и длинными усиками и длинными ногами. На голенях задних ног сидят сильно удлиненные шпоры, органы слуха отсутствуют. Преобладающее большинство рафидофорид обитает в тропиках.

    Говорят там, где появились кузнечики - не будет тараканов.

  10. мутант кузнечика и таракана
  11. ППЦ, я аж зачесалась...
  12. сверчок, не убивай его, пусти под ванну, он удачу в дом приманивает.

Поводок рыбалка

Поводок рыбалка

  1. Поводок еще служит для обрыва во время зацепа, так сказать, для малых потерь.
  2. Поводок, это отдельный участок лески или поводкового материала. Бывает меньшего диаметра. для мирных рыб. В случае зацепа обрывается именно поводок. В итоге основная снасть сохраняется. Если ловится хищная рыба применяется поводковый материал, защищает от перетирания зубами хищника.
  3. "Поводок" это гитарная струна 2 или 3 . Или жила полевого кабеля !
    Или ...или.... или ...КАКОЙ тебе нужен "поводок" ???
    На какую вАААбче снасть ?
    ______________________________________________
    И учисЯ пользоваться поиском ...сайтов (особенно именно для НОВИЧКОВ) валом-завались ...хороших мало ...Гы ! ;););)
  4. Это леска с крючком, привязанная к основной леске.
  5. мой друг опыт дело наживноечаса три назад приехал с рыбалки поймал 50 тарашек все как одна мелочь что за день и три раза под дождь попал пока возвращался не в этом суть -приехал а на мом месте мужичк ловит но в окурат 15 метров от моего места я по началу и не понял почему он не остановился а отошл потом в процесе он сказал что ему сын подарил и снасти и стульчик вот он стул испытывал около моих апортаментов -короче через часа полтора он ко мне подходит с коробкой снастей и говорит сделай мне поводок ато у меня то грузило улитает то крючки отвязываются -он как выяснилось только заболел рыбалкой кентам говорит что по делам ездиет а сам на рыбалку опыту набирается -вот и связал ему с его снастей поводок на таращку расказал что и как и через несколько минут мне показывает сразу две тарашки а через время выловил здоровенную селдку -я вс это к тому что можно теорию освоить от и до но на месте конкретно учится надо, это мои повидки скачай и увеличь вс поймшь -не хвоста ни чешуи
  6. поводок, небольшей кусок лески перед крючком .Для мелкой рыбы ставят тоньше чем основная леска что бы рыбан не видила, на спининге ставят железную или из специального материала что бы не прокусила щука.
  7. Поводок при ловле спиннингом служит для сохранения, как правило, от щучьих зубов, дорогих сердцу приманок, а также для конфигурации различного вида оснасток.
    Читаем:
    ссылка заблокирована по решению администрации проекта
  8. поводки есть разные есть для хищной рыби а есть для белой .для белой то ето как правило леска которая тоньшэ основной а для хищника так это маленький тросик продатся в любом рыбацком магазине
  9. Вот, слева на право три метеллических поводка на хищную рыбу, справа поводок с волосяной оснасткой на карпа из плетнки. А на все виды поплавочной оснастки ставятся поводки из отрезка более тонкой лески на одном конец привязан крючок, на другом вяжется глухая петелька. На основной леске, так же вяжется петелька, выше которой ставится дробинка-подпасок, а поводок крепится к основной леске петля в петлю.

Помогите по обществознанию!!! Природные и социальные факторы в становлении человека.

Помогите по обществознанию!!! Природные и социальные факторы в становлении человека.

  1. Антропогенез процесс становления и развития человека. Связан с социогенезом становлением общества. Современный тип человека появился 50 40 тыс. лет назад.

    Природные факторы, повлиявшие на выделение человека:
    1) Изменение климата.
    2) Исчезновение тропических лесов.

    Социальные факторы:
    1) Трудовая деятельность (человек изменяет природу в соответствии со своими потребностями) .
    2) Развитие речевого общения в процессе труда (развитие мозга и гортани) .
    3) Регулирование семейно-брачных отношений (экзогамия) .
    4) Неолитическая революция (переход от собирательства и охоты к скотоводству и земледелию, от присваивающего к производящему) .

    Человек, по своей сути существо биосоциальное (био часть природы, социо часть общества) . Как часть природы, принадлежит к высшим млекопитающим и образует особый вид. Проявляется биологическая природа в анатомии и физиологии. Человек, как социальное существо, неразрывно связан с обществом. Человек становится человеком только вступая в контакт с другими людьми.

    Отличия человека от животных:
    1) Способность изготавливать орудия труда и использовать их, как способ производства материальных благ.
    2) Человек способен к социальной целенаправленной творческой деятельности.
    3) Человек преобразует окружающую действительность, создает необходимые ему материальные и духовные ценности.
    4) Человек обладает высокоорганизованным мозгом, мышлением и членораздельной речью.
    5) Человек обладает самосознанием.

  2. Загугли

Кто такой Акпарс? Сотенный князь.

Кто такой Акпарс? Сотенный князь.

  1. Вы столько лет, прожили и незнаете, стоит ли вам после этого отвечать. Вспомните Эрнеста Теодора. Теокраста фон Бомбаста и Гачимеса Гачияева.
  2. Князь Акпарс - реальная историческая личность, жившая во времена Ивана Грозного. Добровольное присоединение к Русскому государству Ивана Грозного горных марийцев связывают именно с именем князя Акпарса. Он пришел на помощь московскому царю и много сделал для утверждения его на Волге. Иван Грозный ценил заслуги Акпарса. Известен случай, когда он три дня гостил в его родовом селении Нуженалы и охотился в местных дубравах.

    памятник князю Акпарсу

    источник

    Акпарс чудесно играл на гуслях, как никто из марийцев и мариек. Умение играть на гуслях сыграло неоценимую роль в победе над татарами и взятии Казани. Акпарс со своими воинами бросался, как лев, в самые опасные места и своею неустрашимостью, ловкостью и силою побеждал каждого соперника, осмелившегося выступить против него. Недаром значение имени Акпарс по другому звучит, как белый барс .

  3. Князь Акпарс - реальная историческая личность, жившая во времена Ивана Грозного. Добровольное присоединение к Русскому государству Ивана Грозного горных марийцев связывают именно с именем князя Акпарса. Он пришел на помощь московскому царю и много сделал для утверждения его на Волге. Иван Грозный ценил заслуги Акпарса. Известен случай, когда он три дня гостил в его родовом селении Нуженалы и охотился в местных дубравах.

    памятник князю Акпарсу

    источник

    Акпарс чудесно играл на гуслях, как никто из марийцев и мариек. Умение играть на гуслях сыграло неоценимую роль в победе над татарами и взятии Казани. Акпарс со своими воинами бросался, как лев, в самые опасные места и своею неустрашимостью, ловкостью и силою побеждал каждого соперника, осмелившегося выступить против него. Недаром значение имени Акпарс по другому звучит, как белый барс .

  4. лично мне встретилась только ОДНА НАУЧНАЯ работа об Акпарсе, написанная Четкаревым К. А, ажно в 1955 г... Зато про Мамич-Берды, марийцы столько пишут....

что значит скомпоновать

что значит скомпоновать

  1. Скомпоновать составить, сочинить. Ср. Какъ ты находишь эту арабеску.. . Пер. в#1123;дь это мой рисунокъ. Я его сама скомпоновала. Даль. Новыя картины изъ русск. быта. 18, 4, 2. Ср. Com poo ( лат. ) составляю.
  2. Компоновка в науке, технике, искусстве, литературе - это составление из отдельных частей (компонентов) одного согласованного целого в соответствии с определнным замыслом.
  3. Скомпоновать-копмозиция означает составлять. Значит сгруппировать, правильно составить
  4. составить, сочинить
  5. Использовать программу link / linker ?
    на пальцах - в скомпилнной программе ещ отсутствуют некоторые функции, которые скомпилили другие разработчики. При скомпоновке они присобачиваются к программе, чтобы она заработала.

    ещ можно почитать вики
    http://ru.wikipedia.org/wiki/Компоновщик

  6. то значит собрать все компоненты вместе, т. е. скомпоновать, это собрать вс вместе, до кучи.

Алкоголь — наркотик?

Алкоголь - наркотик?

  1. Хуже.
  2. потому что это кому-то нужно
  3. я так нажралась.. . креветки жру. . алкоголь считаю злом. .
    мужики дряни
  4. ну если лечит нарколог, то - наверное....
  5. Нет в России алкоголизмом не страдают. Им наслаждаются.
  6. Потому что государство на этом имеет большие деньги
  7. А почему сигареты продают на каждом шагу? Вот и поэтому алкоголь продается так открыто. Полный запрет алкоголя будет равен удару молотком по голове!
  8. Алкоголь в России - рычаг власти. Валюта деградированных рабов. Раз это можно, значит это кому-то выгодно.
  9. потому что как и другие наркотики он приносит колоссальные прибыли, да ещ и легально, т. е. в магазинах.
  10. Итак, наркотики бывают самыми разными банально, но верно Ведь наркотик это любое вещество, которое при приеме оказывает кратко или долговременный эффект на тело или сознание человека. Таким образом, глупо спорить с утверждением, что чай, кофе и сигареты, а также лекарства типо аспирина с каплями в нос тоже являются наркотиками, но только суперлегкими. Эти наркотики доступны каждому без государственного разрешения здесь нас пока не ограничивают. Пока. К простым легким наркотикам (без приставки супер) можно спокойно отнести пиво, вино и марихуану. В среднем весе обозначим галлюциногенные грибы, ЛСД, химические стимуляторы, экстази.
    В раздел hard-drugs. я, с вашего позволения, поместил героин и водку. Почему последняя оказалась в рубрике hard?.
    Ничего личного, господа основываюсь исключительно на статистических данных. Сколько смертей и убийств происходят из-за вышеуказанной жидкости каждый день? Отвечу большая часть преступлений в России совершается именно в состоянии алкогольного, а вовсе не наркотического, опьянения.
  11. Наркота 100%
  12. наркотик
  13. Если подсел, то- да...
  14. Если вы так считаете, то мы самая большая страна наркоманов, надо в книгу Гинаса.
  15. И почему он продается в аптеках? Настойки, микстуры и т. д.
  16. Алкоголь это наркотик. В любом словаре об этом можно прочесть. Другое дело почему продатся. Это хороший источник дохода для государства и продавцов. Поэтому таджика привзшего в жопе 10 грамм- в тюрьму, а директора ликеро-водочного завода в Единую Россию,

межреберная невралгия как избавится от неё

межреберная невралгия как избавится от неё

  1. Лечение межреберной невралгии - это снятие болевых ощущений и лечение заболевания, вызвавшего травму нерва.

    В первую неделю заболевания лучше соблюдать постельный режим, причем лежать лучше на твердой поверхности. Для снятия болей вводят обезболивающие и успокаивающие средства, делают новокаиновые блокады (обкалывания нерва новокаином) . Хорошо помогают физиотерапевтические процедуры (соллюкс, инфракрасные и ультрафиолетовые лучи, УВЧ, электрофорез с новокаином и т. д.) , сеансы иглоукалывания.

    Наружно применяют обезболивающие и противовоспалительные мази, которые расслабляют мышцы, улучшают обменные процессы, повышают эластичность связок, вызывают усиленный приток крови к проблемной зоне. После нанесения мази грудную клетку нужно укутать.

    Мази, содержащие пчелиный яд, уменьшают боли, замедляют воспалительные процессы, оказывают отвлекающее воздействие. Мази на основе змеиного яда активизируют иммунную систему.

    Как отвлекающую процедуру можно также использовать перцовый пластырь, содержащий обезболивающие препараты.

    Лечение причины межреберной невралгии проводится после обследования. Для восстановления правильного физиологического положения грудного и шейного отдела позвоночного столба проводятся курсы лечебного массажа, мануальной терапии, лечебной физкультуры.

    Если консервативное лечение не помогает, то проводится хирургическое лечение (например, остеохондроза или грыжи диска, вызвавших приступы межреберной невралгии) .

    Межреберная невралгия - неприятное заболевание, но самое главное - это найти и устранить причину, ее вызвавшую, поэтому нужно обязательно обратиться к врачу и пройти всестороннее обследование.

  2. МЕЖРЕБЕРНАЯ НЕВРАЛГИЯ одна их наиболее распространенных болезней НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ человека, характеризующаяся болями в области ГРУДНОЙ КЛЕТКИ.
    Однако она маскируется под серьезные патологии, связанные с внутренними органами, либо, напротив, эти недуги принимают за приступ невралгии.
    Межреберная невралгия-"Двойник"...ВСД-"хамелеона"...
    Симптомы и признаки заболевания:
    https://otvet.mail.ru/question/165334762
    Это КРИЗЫ ВЕГЕТАТИКИ, спровоцированные ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМ РЕВЕРСИРОВАНИЕМ- первичным или вторичным (генетически приобретенным) - нарушением равновесия ИДЫ и ПИНГАЛЫ (Тибетская йога) - являющихся
    ЭФИРНЫМИ аналогами ФИЗИЧЕСКОЙ СИМПАТИЧЕСКОЙ и ПАРАСИМПАТИЧЕСКОЙ нервной системы, расположенными вдоль позвоночного столба, двух основных каналов, соединяющих энергетические "конденсаторы" в АСТРАЛЬНОЙ проекции.
    Эти каналы связаны с МЕРИДИАНОМ МОЧЕВОГО ПУЗЫРЯ V.- на котором и находятся основные точки воздействия .
    ТОЧЕЧНЫЙ МАССАЖ акупунктурных точек И обезболивает эффективнее, чем известные лекарственные препараты, И при этом не наносится вреда печени и почкам.
    Кроме того, все лекарства только снимают симптом, но не устраняют причины болей.
    Точечный массаж ВОССТАНАВЛИВАЕТ движение энергии ЦИ, КРОВИ и ЛИМФЫ,
    СНИМАЕТ БЛОКИ, открывает доступ этих субстанций к мышцам, чем снимает их
    спазмирование.
    Подробно, методика и схемы ТОЧЕЧНОГО МАССАЖА:
    https://otvet.mail.ru/question/86401763
    =============================================
  3. помажьте вольтарен гелем
  4. Для правильного диагноза следует посетить невропатолога поликлиники, для назначения обследование и лечение.
    Диапазон методов лечения невралгии весьма обширен, начиная от физиотерапии и заканчивая хирургическими мерами (когда бессильны лекарства и физиопроцедуры) . Применяется мануальная терапия.
    Используется комплекс анальгин+амидопирин, новокаиновые блокады (только врач!) , карбамазепин (он же финлепсин; осторожно! препарат опасен при длительном применении, противопоказан при ряде заболеваний) . Сильное раздражение все тех же курковых зон во время приступа, может прекратить его (по мнению ряда врачей) .
    Хороший эффект может дать применение иглорефлексотерапии, лазеропунктуры, импульсных токов низкого напряжения и низкой частоты, магнитных и электромагнитных полей, инфракрасного и ультрафиолетового излучения, ультразвука, электрофореза лекарственных веществ.

Почему молчание — золото?

Почему молчание - золото?

  1. Потому что не выдашь секреты
  2. золото, когда с языка не то слетает. .

    В школе я заучивал строчки:
    ... только ужас в глазах. И слеза.. .
    Но молчал партизан. И точка.
    Умер, так ничего не сказав...
    Всем по пуле.
    Иным - даже по две.
    Взгляд последний на степь, на луну.. .
    Утверждая молчание - подвиг,
    Умирали герои в войну.
    Над могилами их и поныне
    залп-салют, барабанная дробь.. .
    А потом, словно горечь полыни,
    наступает молчание - скорбь.
    Кто сказал, что молчание - золото?
    Я восстал против фразы такой.
    Сердце - в грудь, словно кованым молотом.
    Возмущаюсь. Теряю покой.
    Есть молчание - обещание,
    есть молчанье - согласия знак.
    Но чтоб золотом за молчание.. .
    Это мне не понятно никак.
    Почему ж, будто архидею,
    словно главное в жизни найдя,
    эту фразу, хвалясь и балдея,
    обыватели часто твердят?
    Забывая моральную область
    (если выгодно - промолчи!) ,
    превращают молчание в подлость
    трусы, жулики и рвачи.
    Кто сказал, что молчание-золото?. .

  3. потому, что язык - враг.
  4. Потому что сила мысли, сильнее чем сила слова. Вы же сами ответили своим стихотворением на свой
    вопрос.
  5. Потому что из закрытого рта вылетает значительно меньше чепухи, чем из открытого.
    Дополнений не читаю - с ними вам в категорию литературы.
  6. ого. крошка не курит, знает латинские названия и интересуется поэзией
  7. ...потому что, когда я молчу, способен что-то услышать... а значит что-то получить новое, интересное и.. полезное.. а когда говорю, то слышу только себя..
  8. Говорят же, что "Уста врата ума", выходит если много говорить, то дать возможность утечке ума.
  9. Почему все говорят такими фразочками пафосными.. молчание - золото, потому, что если ты лишнего сболтнешь то придется отвечать за слова, а если промолчишь то и последствий не будет
  10. ВО СЛАВУ ДУРАКУ
    (ироническая ода)

    Был глуп до слз, но процветал
    Представьте процветал!
    Конечно, бесполезных звзд
    он с неба не хватал,
    ведь он, дурак, был не дурак -
    он в небе не витал

    Носил дурак почтный знак,
    вручнный дураку,
    поскольку знал кому и как
    подмазать наверху
    И потому сидел дурак
    железно на суку.

    Пускай всего лишь на вершок
    сук над травой торчал,
    но голову свою как Бог
    он нимбом увенчал.
    Лишь пред начальством дурачок
    нимб вежливо снимал

    Дурак как племенной бугай
    всегда бывал здоров
    и был учн как попугай -
    с полсотни помнил слов
    Хоть сразу дурня предлагай
    в президиум ослов!

    Дурак не брал и не берт
    ногой, самой собой
    Но, если дача в лапу прт -
    тут коленкор другой
    На то и дан ему народ,
    чтоб быть его слугой

    Он в ящичке стола печать
    совсем не зря хранил -
    кто смел его критиковать,
    потом себя винил
    Дурак умеет рты зажать,
    не тратя лишних сил

    Не я один был с ним знаком
    с дурацкой стороны.
    И вы встречались с дураком
    в любом конце страны
    С благоговением о нм
    мы говорить должны!

    На радость людям дурачок
    спокойно ночью спал,
    имел кусок, имел шесток
    Да славы бы не знал,
    когда б я сорок восемь строк
    о нм не написал!. .

    Ещ шесть строк добавлю я
    с признанием одним:
    Но не фамилия моя,
    Но это псевдоним
    Иначе с дураком нельзя -
    опасны шутки с ним!

    * * *
    Коля Но

  11. НАМ НЕ ДАНО ПРЕДУГАДАТЬ, КАК НАШЕ СЛОВО ОТЗОВЕТСЯ.... Ф. ТЮТЧЕВ.
  12. Слово может ранеть или даже убить. Вообще за каждое слово придется отвечать. Поэтому молча Ты приобретаешь тем самым спокойствие души. Вот оттуда это -----------молчание это золото .

Первое определение в науке понятию »вид» дал?

Первое определение в науке понятию ''вид'' дал?

  1. Учение Аристотеля долго господствовало в европейской биологической науке. Аристотелевская философская традиция поиска истинной сущности вещи - определение видов - в средние века поддерживалась аптекарями и врачами по чисто практическим соображениям.

    Каспар Боген (Баугин) из Базеля изучил флору Италии, Германии, Франции. Он ввел в традицию описывать растения - давать исчерпывающие характеристики новым видам на латинском языке. К. Боген начал применять биноминальную номенклатуру - называл виды двойными латинскими названиями. К. Линней только ввел эту традицию в широкий обиход. Боген пользовался понятием "род" в современном смысле (возможно, впервые в науке) .

    Выдающийся вклад в развитие понятия "вид" сделал Джон Рей (1628-1705) - английский ученый, который предложил первую естественную систему растений. Он же ввел понятие об однодольных и двудольных растениях.

Самый дорогой кофе в мире? Почему?

Самый дорогой кофе в мире? Почему?

  1. Кто бы мог подумать из чего изготовлен самый дорогой кофе ХХI века кофе лувака?

    Кому-то его вкус напоминает жженый сахар или шоколад, другим кажется, что он пахнет плесенью и имеет грубый вкус. Но не зависимо от вкуса, находятся желающие выложить 21 фунт (50 долларов) , чтобы выпить чашечку кофе лувака. Это цена напитка из зерен, переваренных и выделенных индонезийскими циветтами, или луваками. В Австралии его рекламируют как "самый редкий и эксклюзивный кофе в мире", но те, у кого больше ума, чем денег, называют его "кофе из кошачьего дерьма". Для получения продукта "Копи лувак", или "Кофе виверры"на кофейных плантациях расселяют виверр, умеющих находить самые лучшие плоды кофе. Они съедают их, переваривают саму мякоть, а зерна выходят с экскрементами. Работники плантаций после этого собирают экскременты, отделяют от них кофейные зерна, отмывают и жарят их. Специалисты говорят, что у такого кофе - уникальный аромат. Желание кофеманов приобрести необычный опыт превосходит не только брезгливость, но и страх заболеть атипичной пневмонией, которую эти зверьки могут переносить. Производители напитка успокаивают своих клиентов тем, что семейство виверр разнообразно и те виды, которые используются в кофейной промышленности не являются разносчиками болезни. Клиентам специализирующихся на кофе лувака кофеен вручают "удостоверение опыта" в память о том, что они пили копи лувак . В подарочных коробках кофе лувака, импортируемых из Индонезии, находятся и испражнения животного, запечатанные в пластик, прошедшие обработку гамма-лучами карантинной службы. Коробки, содержащие 250 граммов кофе и испражнения в пластике, в рознице стоят 160 австралийских долларов. История умалчивает о том, кому впервые пришла идея сварить чашку кофе лувака, ни как пришло в голову использовать экскременты этих животных. Самая распространенная гипотеза гласит, что люди, собиравшие зерна кофе, поняли, что зерна, содержащиеся в испражнениях лувака в Индонезии, на Филиппинах, во Вьетнаме и в Южной Индии, легче собирать в лесу, чем зерна с растений. По приблизительной оценке производство во всем мире, как полагают, составляет примерно 300 кг. в год при рыночной цене примерно 500 фунтов за килограмм. Чем же примечателен этот напиток, кроме баснословной цены? Исследования зерен кофе лувака, проведенные специалистами Университета Гульфа в Канаде показали, что они содержат меньше белка, имеют низкий бактериальный фон, а точки на поверхности делают их похожими на поверхность зерен популярного колумбийского кофе. Возможно, этим объясняется, говорят ученые, почему кофе лувака не такой горький, а его аромат приятнее.

  2. ВОТ ТУТ СМОТРИ! ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО!: ) Я Удивилась какой самый дорогой кофе:) ссылка заблокирована по решению администрации проекта
  3. Во первых, это очень редкий сорт кофе. Он произрастает на островах Ява, Суматра и Сулавеси. Но отнюдь не зона произрастания делает его ценным. Его ценность в технологии производства .

    В данном регионе проживает небольшое животное, разновидность циветты, зверька семейства виверровых, мелкий хищник. Когда-то, его считали вредителем и боролись всеми известными методами. Дело в том, что циветта Лювак, живущая на деревьях, очень любит зерна кофе. Причем рацион этого крошечного зверька только отборные и самые спелые зерна. Неизвестно, кто первым попробовал варить кофе из отходов жизнедеятельности зверька, но все кто и по сей день пьют этот кофе, утверждают, что вкус напитка просто необыкновенен. Кофе этого сорта обладает карамельным оттенком и пахнет шоколадом.

    Научное обоснование этого явления дал канадский ученый Массимо Марконе. Он обнаружил, что пищеварительная деятельность циветт расщепляет содержащиеся в кофейных зернах протеины. Благодаря этому при обжаривании вкус и аромат кофе еще больше усиливается. Некоторые протеины полностью вымываются из зерен, поэтому полученный из них кофе меньше горчит.

  4. Самых дорогой кофе в мире. Сорт Kopi Luwak.

    Самых дорогой кофе в мире. Сорт Kopi Luwak с острова Суматра. Четверть фунта стоит около 75 долларов

  5. тот который прогоняется через пищеварительный тракт обезъян, а потом собирается из их фекалий. НАзвание не помню.
  6. Я, признаться, не помню, как он называется, но эти зрна перед тем, как попасть к потребителю, побывали в желудке у зверька типа белки и были потом выбраны из его испражнений и отмыты :). Кропотливая работа, однако!
  7. Канадский исследователь Массимо Марконе задался вопросом, можно ли воспроизвести эффект, который делает Kopi Luwak самым дорогим кофе в мире. Дело в том, что бобы до обжарки проходят через желудок хищного млекопитающего. Килограмм такого кофе стоит примерно $1 тыс.
    Kopi Luwak производят в Индонезии - меньше 230 кг в год. А участвуют в этом процессе виверры (или циветты) , они поедают бобы и выделяют из желез пахучий секрет - цибетин. Считается, что именно прохождение кофе через пищеварительную систему виверр придает Kopi Luwak неповторимые вкус и аромат. Выяснилось, что Kopi Luwak не так-то легко скопировать, поскольку индонезийские виверры расправляются с белками куда лучше их африканских коллег. Также оказалось, что медленный проход бобов через бактерии и ферменты в кишках животных подобен сквашиванию, здесь даже используются те же самые агенты - кисло-молочные бактерии.
  8. Вы про какой кофе говорите?
  9. Самых дорогой кофе в мире. Сорт Kopi Luwak с острова Суматра. Четверть фунта стоит около 75 долларов
    Экскременты животных делают кофе самым дорогим в мире.
    Канадский исследователь Массимо Марконе (Massimo Marcone) задался вопросом, можно ли воспроизвести эффект, который делает Kopi Luwak самым дорогим кофе в мире: из-за того, что бобы до обжарки проходят через желудок хищного млекопитающего, килограмм такого кофе стоит примерно $1 тысячу.